Домой - Главное - Минприроды: В Год экологии у нас запланирована реинтродукция переднеазиатского леопарда и зубра
Разместить рекламу в Новостях Сочи

Минприроды: В Год экологии у нас запланирована реинтродукция переднеазиатского леопарда и зубра

В Год экологии замглавы Минприроды России Мурад Керимов в интервью ТАСС рассказал о «зелёных» проектах, восстановлении популяций редких животных и судьбе особо охраняемых природных территорий в стране и в Сочинском регионе.

— Мурад Керимович, сейчас на Российском инвестиционном форуме в Сочи в ходе панельной дискуссии «Зеленая экономика как вектор развития» вы сказали, что в настоящее время Министерство природных ресурсов и экологии РФ разрабатывает критерии отбора так называемых зеленых проектов, которые, очевидно, получат господдержку. Расскажите, что это такое? Может быть, приведете пример?

— В настоящее время мы действительно находимся на стадии проработки внедрения механизмов отбора и реализации так называемых зеленых проектов, или, другими словами, приоритетных проектов по экологическому направлению. Это может быть строительство определенного предприятия, или разработка и внедрение технологии, или экологическая программа. Критериями отбора таких проектов являются, с одной стороны, их экономическая привлекательность, а с другой стороны, их влияние на улучшение экологической обстановки в регионе или в стране в целом.

Например, в качестве одного из «зеленых» проектов мы выбрали создание мусороперерабатывающих заводов в Московской области (четыре предприятия) и Татарстане (одно предприятие). Эти предприятия отвечают обоим параметрам: с одной стороны, они позволяют расходы (стоимость перевозки и захоронения ТКО) превращать в доходы (отбор из ТКО вторсырья и его последующая продажа производителям, а также переработка мусора в топливо). С другой стороны, они обеспечивают радикальное снижение объемов захоронения отходов и улучшение условий проживания населения указанных регионов. То есть значительный и сразу видимый экологический эффект. Хочу еще подчеркнуть, что высокий уровень экономической и экологической обоснованности проекта подтвержден его ключевыми участниками, которыми являются Министерство экономики, Министерство энергетики, Минприроды, Минстрой, Министерство промышленности и прочие.

— А кто мониторит и контролирует реализацию этих проектов, раз уж они получают, по замыслу правительства РФ, серьезную господдержку? Как устроена отчетность, которая должна быть публичной?

— Нужно заметить, что мы не намерены выбирать сразу десятки, сотни проектов. Сначала появятся несколько, которые получат статус пилотных, и мы будем уделять им самое пристальное внимание. Контролировать и координировать реализацию этих проектов будут все перечисленные мной ключевые участники. На базе этих пилотных проектов и будут отрабатываться механизмы публичной отчетности. Итоги будут служить для комплексного подхода к дальнейшему установлению критериев «зеленых» проектов, мониторингу и контролю за ними. Вообще, на наш взгляд, эти проекты вполне могут рассматриваться не только в таком узком смысле, как сейчас мы с вами обсуждаем: они могут стать пилотными и в целом для отработки обеспечения финансовой обеспеченности так называемых зеленых инвестиций.

— А приоритетный проект «Дикая природа России: сохранить и увидеть» тоже представляет собой такой «зеленый» проект?

— Не совсем. Это не коммерческий проект, а правительственная инициатива, в частности, инициатива Минприроды РФ. В отличие от тех проектов, которые мы обсуждали раньше, для нас не так важна его экономическая привлекательность, здесь другие базовые приоритеты: сохранение редких видов животных и развитие экологического туризма.

Мы хотим сделать экологический туризм популярным видом досуга для жителей нашей страны, сформировать новую культуру «зеленого» отдыха в гармонии с природой, приучить людей бережно к ней относиться

Наша цель — сделать так, чтобы заповедники и национальные парки стали не просто территориями, где мы сохраняем естественную среду обитания, обеспечиваем безопасность редких животных, ведем научную работу, но и центрами экологического туризма для миллионов людей. Мы хотим сделать экологический туризм популярным видом досуга для жителей нашей страны, сформировать новую культуру «зеленого» отдыха в гармонии с природой, приучить людей бережно к ней относиться.

Но нельзя сказать, что мы здесь вообще не видим экономической составляющей. Кроме решения эколого-просветительских задач, через этот проект мы развиваем инфраструктуру территорий, прилегающих к заповедникам и национальным паркам, создаем новые рабочие места, прежде всего для местных жителей. А это уже делает его экономически привлекательным.

— Скажите, а известно ли, сколько будет стоить «Дикая природа России» и за счет каких источников будет обеспечиваться финансирование?

— Разумеется, все это просчитано. Всего для реализации проекта планируется привлечь 10 миллиардов рублей до 2025 года. Помимо средств федерального бюджета, мы планируем активно задействовать средства частных инвесторов, прежде всего для развития туристической инфраструктуры в особо охраняемых природных территориях.

— Каких конкретных целевых показателей вы намерены достигнуть в рамках «Дикой природы России»?

— В рамках проекта мы выделяем несколько пилотных районов, приоритетных для развития экотуризма. Это Северный Кавказ, Байкал, Горный Алтай, Дальний Восток. В этих районах мы планируем в 3,5 раза увеличить число заповедников и нацпарков, обеспеченных необходимой туристической инфраструктурой (с 6 до 22 особо охраняемых природных территорий). Общее количество туристов, посещающих эти особо охраняемые природные территории, должно вырасти почти в три раза: с 1,9 миллиона человек до 5 миллионов человек в год.

— Звучит прекрасно, но не приведет ли увеличение числа туристов к тому, что заповедники и национальные парки потеряют возможность выполнять свою прямую функцию  сохранять природу в первозданном виде?

— Мировой опыт показывает, что нет. Развитие экологического туризма не приводит к деградации дикой природы, а, наоборот, позволяет расширять возможности для защиты уязвимых к деятельности человека экосистем. За счет чего это происходит? В первую очередь это, повторюсь, создание рабочих мест для жителей окрестностей. Чем больше рабочих мест, тем меньше у людей стимула браться за ружья и капканы, тем больше они мотивированы сохранять природу своего региона.

Второе — это развитие инфраструктуры. На смену дикому туризму, который зачастую является угрозой экосистеме (оставляет мусор, увеличивает риски пожаров), должны прийти современные визит-центры, оборудованные экологические тропы, системы сбора и переработки мусора. Развитие дорожной инфраструктуры снижает риск встречи человека и диких животных на дороге. Напомню, что в прошлом году в России появился первый экодук: мост для перехода диких животных через трассу М3 в Калужской области, а также первый экологический туннель в национальном парке «Земля леопарда» в Приморском крае.

Наконец, дополнительные средства, которые заповедники и нацпарки получат благодаря туристам, позволят усилить штат инспекторов по охране территории, сформировать технически оснащенные и обученные команды рейнджеров.

Чтобы не быть голословным, вот несколько фактов. В результате реализации проекта мы планируем добиться увеличения популяций таких редких видов животных, как дальневосточный и переднеазиатский леопард, сайгак, зубр, лошадь Пржевальского, аргали, дзерен. Например, по нашим прогнозам, популяция дальневосточного леопарда вырастет почти вдвое, сайгака — в три раза. Подчеркну — мы не только сохраняем существующие виды, находящиеся под угрозой, мы возрождаем уничтоженные человеком популяции. Мы возвращаем леопарда на Северный Кавказ, лошадь Пржевальского — в российские степи. И все это даст нам воплощение в жизнь проекта «Дикая природа России».

— Кстати, еще один горячий вопрос о туризме в особо охраняемых природных территориях. Недавно Минприроды выступило с инициативой запретить использование пластиковой упаковки в заповедниках и нацпарках. Не слишком ли жестко? Не приведет ли это к уменьшению числа посетителей?

— Безусловно, мы считаем необходимым сократить использование неэкологичной продукции в уязвимых природных зонах, а впоследствии полностью от нее избавиться. Наша цель — снижение негативного воздействия на окружающую среду. Но никто не говорит, что такой запрет будут вводить резко и одномоментно. Этот процесс должен быть поэтапным. Вопрос будет решаться в рамках развития рекреационной деятельности, которая подразумевает и развитие туризма. Мы постараемся сделать процедуру избавления ООПТ от пластика комфортной для посетителей.

Чем больше туристы будут знать о том, как красива и хрупка здесь природа, как великолепен и многообразен животный мир, тем больше шансов, что это позволит привлечь дополнительные средства на сохранение редких видов и прочие экологические программы

Как это сделать? Для нас первостепенной задачей является организация раздельного сбора мусора, налаживание полного удаления с особо охраняемых природных территорий неразлагающейся пластиковой посуды. Параллельно будет вестись просветительская работа о том, что мы вводим ограничение использования пластика, что, раз уж люди решили посетить особо охраняемую природную территорию, этично и экологично было бы переходить на многоразовую посуду.

В полномочия руководителей особо охраняемых природных территорий заложены все соответствующие механизмы. Поэтому мы уверены, что постепенно у нас все получится. В отдельные особо охраняемые природные территории лицам, участвующим в рекреационной деятельности, мы уже направили рекомендательные письма и будем начинать работу в этом направлении.

— И последний вопрос, он касается той территории, на которой мы сейчас находимся. Как мы знаем, вокруг Сочи есть ряд особо охраняемых природных территорий, здесь уникальная и ценная природа. В то же время много говорят о том, как важно продолжать развивать в этой местности туризм. Скажите, как повлияет развитие курортной зоны в Сочи на сохранение биоразнообразия?

— Спешу вас успокоить: негативно не повлияет. Ведь эта территория и раньше, на протяжении десятилетий, была активно вовлечена в туристический рынок. Надо подчеркнуть, что эти территории в регионе не уменьшатся, они остаются неизменными. Природный режим тоже не меняется.

Есть строгие резерваты, куда посетители как не допускались, так и не допускаются. Есть нестрогие резерваты, где можно и нужно развивать экологический туризм.

Я уверен, что развитие организованного туризма не увеличит чрезмерно нагрузку на природу региона. Более того, грамотное использование средств, полученных от туризма, позволит поддержать биоразнообразие в регионе. Чем больше туристы будут знать о том, как красива и хрупка здесь природа, как великолепен и многообразен животный мир, тем больше шансов, что это позволит привлечь дополнительные средства на сохранение редких видов и прочие экологические программы.

Мы осуществляли и будем осуществлять на Черноморском побережье постоянную реализацию программ по сохранению животного мира. И это не пустые слова, а конкретные программы, например, в Год экологии у нас запланирована реинтродукция переднеазиатского леопарда и зубра. Поэтому в окрестностях Сочи с природой все будет хорошо.

comments powered by HyperComments
Поделиться:

.

.

Жми "Нравится" и получай ещё больше интересного на нашей странице Facebook!
 

 

.

Смотрите также

На ВФМС в Сочи проходит экогонка

На XIX Всемирном фестивале молодежи и студентов (ВФМС) в Сочи учатся экономить электричество. Гаджеты заряжают …

6LfmZQ0UAAAAAIh8MaQpDcyYGlEtVQFnuyCcrNb3